Цвет фона сайта:

Интервал между буквами:

Размер шрифта сайта:

pic
pic pic pic pic pic pic pic pic pic pic pic pic pic pic pic pic pic pic pic pic pic pic

Яндекс.Метрика

Город горючего камня

«Жизнь сводила с такими людьми, которые заряжали силой духа», - интервью с В.В. Ивановым.
 
 
 
Василий Васильевич Иванов больше двадцати лет был  редактором газеты «Знамя труда», и уже столько же минуло с тех пор, как он покинул этот пост и «ушёл» в политику. Но слова «бывший редактор газеты» непременно скажут, когда упомянут его имя. И это, несомненно, говорит об уважении, которое люди вкладывают в эти слова. В политике он тоже оставил яркий след - первый председатель Законодательного собрания Ленинградской области, член Совета Федерации, руководитель парламентской ассоциации Северо-Запада России, один из основоположников движения «Единство», позже ставшее основой партии Единая Россия. Василий Васильевич родился 5 апреля 1950 года в деревне Молостово Псковской области.
 
- Василий Васильевич, Вы чаще рассказывали, писали о других. Расскажите о себе.
- В Сланцевский район родители переехали в 1959 году, мне было девять лет. В школу пошёл в родной деревне Пелеши. Я  её называю родной, потому что моей родной уже нет и в помине. И района того нет. С пятого класса учился в первой школе. Неплохо учился, в 1963 году меня аж в «Артек» послали. Нынче бальзам на душу – внук в «Артек» съездил. Говорят: «Есть в кого». Я гордо молчу.
В школе химия привлекала, сдуру попёрся в технологический. Хорошо, что не поступил, баллов не хватило. Пошёл работать на шахту им. Кирова в маркшейдерское бюро, начальником его был Эдуард Григорьевич Герович. Отец родной, привечал нас, молодых, поддерживал стремление к знаниям. И не только. Он был моим тренером по боксу. Я при нём стал чемпионом области среди молодёжи. Благодарен ему бесконечно.
 В газету и в литературное объединение меня привлёк Григорий Фёдорович Сулимов, тогдашний заместитель редактора. В 16 лет я прислал в редакцию письмо со стихотворением, его опубликовали, газету храню. И с литературным объединением не расстаюсь до сих пор.
После окончания университета быстро перемахнул служебную лестницу – через полгода назначили ответственным секретарём. В области, совершенно точно, был самым молодым ответсеком.  А в 29 лет - уже редактором. 
Коллектив был замечательный. Георгий Григорьевич Манкуни, которого я сменил на должности редактора, много мне дал в плане понимания людей. Он недавно отметил своё 80-летие – бодрый, энергичный. Но ещё больше я благодарен Зинаиде Андреевне  Николенко, она заведовала отделом партийной жизни.  Я по молодости был, мягко говоря, глуповат, любил народ воспитывать. Однажды она пришла и сказала: «Вы ещё молодой человек. У вас вся жизнь впереди. Надо считаться, что у людей есть характер, самолюбие, и не  надо распекать народ публично. Хотите – скажите один на один». Зинаида Андреевна натолкнула на мысль, что в женском коллективе не только ругать, но и хвалить прилюдно нельзя. Я ей благодарен за этот урок. Мы и сейчас встречаемся, она живёт в Тосно.
Снимаю шляпу перед Ольгой Петровной Светловой. Много лет она была моим заместителем. Умница, до сих пор в хорошей форме, ещё пишет, и много, хорошо.
С удовольствием вспоминаю ту журналистику. Героем был рабочий человек, и результатов могли добиваться. Сейчас – «жёлтая» и проправительственная, журналистики о народе и для народа не осталось.
 
На фото: Редакционный коллектив, май, 1979 год.
 
 
 - Юбилей города – хороший повод вспомнить тех, с кем свела Вас судьба, кто оставил след в Вашей жизни?
- Земля Сланцевская интересна своими людьми. Когда я написал главный труд своей жизни, книжку про родной город, ввёл главу о наших земляках. Среди них есть Герои Советского Союза. С особой теплотой вспоминаю о тех людях, с которыми был лично знаком. Председатель исполкома Анатолий Александрович Павлов. Патриот до мозга костей. Хозяин. Человек, который любую боль принимал, как собственную. Секретари горкома партии мощные были -  Леонид Иннокентьевич Бурин, Николай Васильевич Смирнов. Даже не знаю, во сколько он начинал рабочий день – садился за руль, и колесил по хозяйствам, предприятиям. Я думаю, если бы в нашей партии все были бы такие, не было бы  тех, кто жил инструкциями, мы бы сохранили строй. Мои советские убеждения так и осталось при мне.
Мощный директорский корпус тогда работал. Юрий Иванович Белянин – фигура, мощь!  Константин Александрович Вежливцев, директор цементного завода, Владимир Петрович Шишкин - комбинат  «Стройдеталь», Михаил Сергеевич Печников - завод «Полимер». Люди, которые и создавали эти производства, и вкладывали в них всю душу. 
Какое  было у нас село? Мы считались едва ли не самым отсталым районом в Ленинградской области.  Но какие люди работали! Дмитрий Васильевич Борисов – директор совхоза «Родина», титан! Он потом возглавил агропромышленное объединение района.
Интересная агрономическая служба была. Раис Муллабаевич Саитгареев, пришёл совсем молодым специалистом в совхоз «Сланцевский», и  буквально в первый год показал, что если уметь работать – результат придёт. Мы в то время по урожайности зерновых от соседей, эстонцев, отставали вдвое. А у Раиса урожай овса «золотой дождь» – 36 центнеров с гектара! Мы не знали таких урожаев! У нас 18-20 считалось очень хорошо. Просто пришёл знающий человек.
Совхоз «Осьминский» считался отстающим хозяйством, очень трудным. Но там был мудрый руководитель – Борис Эдуардович Карс. Какого себе сменщика вырастил! Петр Павлович Шеренков в трудное время возродил хозяйство. 
Очень жаль безвременно ушедшего Григория Фёдоровича Лахно. Мужик был крутой, жёсткого характера, иногда перегибал палку. Мы с ним даже  цапались по этому поводу неоднократно. Но это был хозяин. Таких не хватает. А роль личности в истории показывает, что не стало его – не стало хозяйства.
Валерий Александрович Антонов состоялся, и хозяйство сохранил, и на какие рубежи вывел. Надёжному сменщику передал. Сергей Иванович Прохоров - умелый хозяин «Родины». Когда проезжаю, вижу, – распаханы такие клочки земли, которые даже при советской власти не обрабатывались.
А Вера Павловна Воробьева, при которой райпо существовало, и было на очень высоком счету. Виктор Георгиевич Николаев, тракторист, картофелевод из совхоза «Родина», орденоносец. Уважаю мужика – человек настоящий, семья у него замечательная и охотник хороший. Легендарная личность - Любовь Ниловна Мандрыка. Она дежурила  в ночь на 7 ноября 1952 года, когда с завода Сланцы был дан газ Ленинграду. Не только хороший инженер, как поэт, вложила  много в существование нашего литературного объединения. Сколько стихов городу посвятила! А какой она таксидермист! В музее  целый зал её  руками сделан. И это далеко не всё, потому что когда музей переезжал, часть чучел погибла. Василий Алексеевич Егоров, незабвенный начальник политотдела 9 партизанской бригады. Всю войну по лесам, с семьёй, из-под расстрела бегал, с партизанским знаменитым обозом через линию фронта ходил. Такие испытания перенёс  и до 96 лет дожил. Фёдор Алексеевич Чуркин, почти в девять десятков по Плюссе в одиночку спустился на резиновой лодке. Жизнь сводила с такими людьми, которые заряжали силой духа, оптимизмом, стойкостью. Люди потрясающие. Город наш потому и выживал, что у него такие люди.
На фото: с Почётными гражданами и первостроителями города.
 
- Что послужило толчком к тому, что Вы сменили журналистскую деятельность на политическую?
- Про политику не думал. По должности всегда входил куда-то, как положено. Депутатом избирали. По знаку Зодиака я овен. Не особенно в это верю, потому что атеист. Но, наверно, что-то есть. Потому что всё время лбом ворота вышибал. 
 В 1989 году, когда начались выборы в народные депутаты СССР, меня выдвинули три коллектива: филиал горного института, редакции газеты и школы №2. Но что интересно: протокол факультета закрыли под предлогом, что факультет не имеет права самостоятельно выдвигать кандидатов. Редакционный забраковали потому, что каким-то образом было указано неправильное число работающих. А вот к протоколу школы №2 не удалось подкопаться. Меня вынуждены были зарегистрировать, и пришлось проводить предвыборное собрание. В наш округ входили ещё Кингисеппский, Волосовский и Лужский районы. От них – тракторист и доярка. А тут какой-то журналюга вылез! Тогда был жёсткий партийный контроль, всё было решено изначально. Я получил 48 записок, мои оппоненты - 34 вместе. Аппарат моего Сланцевского горкома сочинял забойные вопросы! Сказали бы, что пошёл против линии партии. Я бы каждому руку пожал, что честно работают. Столько лет прошло, а это до  сих пор в сердце сидит.
Затем были выборы в облсовет, набрал 54,7 процента голосов. И таким образом попал в областной совет, которому нынче 30 лет. Был такой романтический настрой, огонь нас жёг! Когда в 1993 году был сформирован состав первого законодательного собрания, половина депутатов были из облсовета, что нам помогло сразу почувствовать друг друга, сплотиться. Должности председателя не было, был просто председательсвующий. Меня избрали вопреки этому. Работал неосвобождённым председателем ЗакСа. Потом приняли Устав области, всё поменялось.
Первый созыв в Законодательном собрании знаменателен ещё одной вещью - в Совете Федерации от регионов входили губернаторы и представитель ЗакСа. Был настоящий Совет Федерации, потому что любой закон, принимаемый Госдумой, проходил жесточайший фильтр, потому что исполнять-то его тем, кто представляет Совет Федерации. Понятие вертикали власти было разрушено конституцией 1993 года. И  я горжусь, что мы в Совете Федерации отстояли  единство судебной системы. В суде вертикаль действует.
 
- Вы стояли у истоков создания партии Единая Россия.
- В 2000 году было поручено создать в Ленинградской области общественную организацию «Единство».  Создали, я был её руководителем. Когда стали трансформировать в партию, я себе оставил на память билет «Единства», но в партию не вступил, сказав, что в эту партию я не пойду, потому что не уверен, что её можно развернуть лицом к народу.
 
 
- Работа в органах законодательной, а потом и исполнительной власти помогала влиять на положение в районе?
- Вся область испытывала проблемы. Половину бюджета закрывал Киришский завод. Промышленности, как таковой, не было, и неизвестно, какому району хуже. Я в первом созыве «пробил» закон о поддержке предприятий сланцевой промышленности, чтобы получать льготы. Но ведь от шахт ничего не осталось. Выжженная земля. 
В период моего председательствования был принят первый закон об инвестиционной деятельности. Привозил в Сланцы представителя швейцарской фирмы, которая занималась переработкой сланца. Она и сейчас в Эстонии производит сланцевое масло. Но не срослось. То ли наши товарищи оказались не сговорчивы, непонятно кто тогда рулил заводом.
На фото: у храма в д. Сижно
 
- Василий Васильевич, знаю, что у Вас особое мнение по поводу утверждённой даты рождения города.
- В историографии есть чётко зафиксированный принцип: у населённого пункта всего два момента, служащих отправной точкой для его образования. Первый – упоминание в исторически достоверных документах. Сланцы в летописях не упоминаются. Вступает второй принцип – правовой акт об образовании населённого пункта. У нас есть такой правовой акт - постановление ВЦИК от 20 декабря 1934 года. Это и есть дата образования города. Если брать 30 апреля 1930 года, когда копнули лопатой шурф  - закладка ствола шахты Кирова – это дата рождения шахты. Почему не взяли Никольщину, которой чуть ли не 400 лет, она ведь тоже вошла в состав посёлка Сланцы? Понятно, что рабочему посёлку дало жизнь горючее ископаемое – сланец. Но в таком случае, надо было отталкиваться от первого приезда сюда экспедиции геологов Погребова – это 1926 год. Или давайте возьмём знаменитое письмо В.И. Ленина,  по-моему, 1918 год: «Говорят, сланцы под Веймарном неглубоки». Почему не оттолкнулись от этих дат? Мы бы ещё древнее были! Для меня апрель 1930 года – дата закладки промышленного предприятия шахты им. С.М. Кирова и не более чем.